Category: технологии

Category was added automatically. Read all entries about "технологии".

cat with many words

Из прочитанного. Выпуск 51

1) Kitchen confidential, Anthony Bourdain

3 / 5

Откровения шеф-повара из Нью-Йорка о своей карьере плюс его наблюдения о ресторанном бизнесе. Есть много интересного, но в целом не показалось мне близким.

Из плюсов:

  • Автор очевидно прется от ресторанного бизнеса, атмосферы и вообще всего с этим связаным

  • Есть пару советов про то, что нужно для работы на кухне (несколько рецептов для базовых ингредиентов, покупайте global knives)

  • Есть описание разных ролей на кухне (шеф-повар, сушеф, линейные повара, бармен, бегун (runner), убощик и т.д. с описанием их функций.

  • Можно получить общую картину происходящего. Если кратко: это командная игра, болеть/пропускать нельзя, надо вкалывать круглый день. Все начинают снизу и постепенно переходят от роли к роли. Образование важно не так, как упорство и постоянность. Никто не любит линейных поваров, которые эскпериментируют, когда не нужно. Клиенты ждут одинаковую еду каждый раз.

Но это небольшая чатсь книги, гораздо больше внимания уделено тому, какой же это рок-н-ролл - работать на кухне. Наркотики, алкоголь, женщины, опять наркотики, опять алкоголь. На каком-то этапе автор рассказывает, как перешел на героин, а потом от зависимости избавлялся.

Кроме того много рассказов, какие у него на кухне брутальные нравы, как все матерятся, но как все при этом близки. И это все длится почти до конца книги, и тут автор рассказывает о мега-поваре, у которого на кухне все тихо и спокойно, чинно и пристойно.

Автор многократно повторяется, что кухня - эта такая полувоенная иерархическая структура, которая должна слаженно работать. Конвейер со всеми вытекающими.

Автор также рассказывает как он без счета менял рестораны, в которых работал, даже если понимал, что это полная дыра, и ничего из этого ресторана не выйдет. Мало того, что менял, в каждый следующий ресторан он перетаскивал людей из прошлых ресторанов. И все это до того момента, когда он снова не прыгал на другое место. Звучит весело, но если бы я бы менеджером, то дважды бы подумал, прежде чем брать такого шефа. Во-первых у ресторана будут проблемы, как только этот шеф уйдет и заберет своих людей. Во-вторых я не уверен, что это честно с самими людьми, которых выдергивают из, возможно, нормальных мест только чтобы спустя несколько месяцев этот шеф-повар не пошел искать счастья дальше.

Это моя точка зрения, я в этом бизнесе не работал, поэтому вполне возможно это просто данность, как все устроено, и все с этим согласны.

2) Program of be programmed, ten commands for a digital age, Douglas Rushkoff

4 / 5

Книжка про интернет из 2010 года, будьте осторожны. Если отбросить шутки в сторону, то это вполне хороший повод подумать про то, как технологии влияют на нашу жизнь. Рашков заходит с того, что технологии не нейтральны (как в технополии, она и в библиографии есть). В отличие от Постмана Рашков не спешит все обозвать идеологией, но заостряет внимание на том, что использование технологий (любых) провоцирует то или иное поведение. Как пример, он постоянно упоминает появление алфавита, которое привело к появлению кодексов законов.

Мне понравилось его наблюдение о движении технологий в сторону все больших и больших абстракций:

1) речь позволила отделить событие от его описания 2) текст отделил речь от ее носителя 3) книгопечатание отделило текст от писца 4) компьютеры (интернет) отделили печать от бумаги

Каждое из этих событи возможно казалось не очень значительным в тот момент, когда оно случалось, но в итоге приводитло к разным фундаментальным сдвигам.

К книге автор автор приводит 10 разных аспектов, в которых интернет провоцирует определенное поведение. Зачем? Полезно об этом знать, т.к. в этом случае этим тенденциям можно противостоять; в противном случае происходит то, что не люди используют новую технологию, а новая технология меняет людей под себя, отсюда название книги.

Итак

  • Интернет имеет тенденцию заставлять людей быть постоянно онлайн. В эпоху bbs и форумов это было не так, но сейчас со всеми мессенджерами это правда как никогда.

  • Интернет как медиа - это прежде всего про общение на расстоянии, и в этом его сила. Это взаимодействие забирает фокус на себя в ущерб реальному общению здесь и сейчас и даже ощущению реальности.

TLDR: вместо того, чтобы наслаждаться моментом мы все сейчас сразу делаем фоточки для инстаграма, либо для вотсаппа в чатик с родственниками.

Кроме того, эффективность удаленного общения приводит к тому, что общение становится более ограниченными. С интернет-магазином не поговоришь про события на районе, как можно было когда-то со знакомым продавцом.

Кроме того, мы все начинаем интересоваться какими-то событиями на другой стороне Земли больше, чем в своем районе. И даже те трогают нас меньше в виду своей абстракности.

  • Компьютерные технологии - это прежде всего про цифроваые данные. Все там - это аппроксимация реальности.

В этой главе автора немного заносит, но все же. Если винил, например, это запись физического явления звука, то mp3 - это данные. Возможно, уху не сразу понятно, но по факту последний не дает тот же звук, что и первый. И так со всем. Т.к. любое явление нужно перевести в цифровую модель, абстракцию, она неминуемо теряет что-то.

К чему это приводит - пытаясь привыкнуть работать внутри цифровой среды, мы постепенно отказываесся от того, то там не моделируется. Нужно понимать, что любой процесс в интернете - это абстракция, а не реальность.

  • Сложость. Цифровые технологии делают вещи "простыми", в смысле на них легко найти какой-то ответ. Проблема в том, что эта легкость игнорирует все нюансы проблемы, которые бы вскрылись при тщательном ее изучении.

Само наличие этой ложной простоты провоцирует нас искать простоту всезд. Все это приводит к постоянному непониманию в сети, отсутствии возможности выработки общей точки зрения. Любая сторона может взять набор фактов, которые подтверждают ее точку зрения. Все доходит до того, что если факты противоречат точке зрения, то их просто отбрасывают.

Увеличивающаяся сложность машин вместе с тем приводит к относительному упрощению нашего сознания.

  • Масштаб. Интернет - это про экономику масштаба. Если была иллюзия, что в интернете будет рай для малого бизнеса, то теперь очевидно, что невероятно сложно работать в одном поле с монстрами типа амазона. Кто не может работать масштабируем, то выбывает.

Автор приводит пример музыкального магазина, владелец которого открывает интернет-магазин, ведет блог и даже закрывает офлайн точку. Сначала все хорошо, но его покупатели теряют с ним контакт, а в любом агрегаторе он не может соревноваться с амазоном. Мало того, его блог про музыку совем не помогает его магазину, опять же из-за меты.

  • Личность. В интернете ничего не забывается. Комментарий в твиттере 10 лет назад может стоить работы сейчас. Из-за этого люди имеют тенденцию писать анонимно, что приводит к чувству ложной безнаказанности, что имеет вполне известные последствия.

Тут стоит сказать, что сейчас уже стало понятно, что дело не только в анонимности. В интернете не только запомнится все, что ты написал сам, там еще остается твоя цировая личность, которую гораздо проще атаковать, чем обычную. Вспомните все эти твиттер штормы, когда человека втаптывали в грязь просто ради смеха, или потому что кому-то казалось, что это будет справедливо. Т.к. каждому пользователю нечего терять, то он может вести себя самым ужасным обрзом.

Автор стоит на том, что надо оставаться собой и не писать того, за что не готов ответить потом.

  • Интернет - это про взаимодействие между людьми. Как показывает практика, контент - это не так важно, как контакты. Пользователи всегда там, где все их друзья.

Опасность, говорит Рашков, в том, что взаимодействия имеют тенденцию коммерциализироваться, особенно когда бренды стараются опустить себя на один уровень с людьми, очеловечиться.

И теперь, в 2020 году, в инстаграмме каждый первый пользователь что-то продает или чему-то учит. Помню, когда слушал одно из интервью Дудя, тот ошалело смотрел на гостя, когда тот сказал, что у него много подписчиков, и он не продает рекламные посты. Дико быть нормальным человеком.

  • Интернет поощряет говорить правду, все остальное можно проверить.

От меня: Мы знаем, что это не так. Интернет инвалидирует любую информацию. Все может быть фейком, поэтому воспринимается соответственно. Фейк ньюс реальны, хоть и вешают подобные ярлыки зачастую их главные распространители. Мало того, т.к. сложно понять правду, любое честное начинание легко принизить или вообще уничтожить.

Автор говорит, что нужно стараться говорить правду. Правда у всех своя, что с этим делать, Дуглас?

Стало понятно, что люди хотят правды, но вместо этой правды, им можно подсовывать все, что угодно. Все эти реалити-шоу не зря стали хитами. Где-то с этим хуже, где-то лучше. В Нидерландах, кажется, получше. Здесь еще бывает, что головы чиновников летят, если одна из газет что-то раскопает. И они действительно копают.

  • Интернет провоцирует открытость. Увидеть это можно хотя бы потому, как долго и сложно боролись с пиратством.

Автор разбирается в разнице между "делиться" и "красть". Интернет все эти понятия перевернул. Слишком просто делиться, слишком просто делать модификацию чужого продукта, и иногда получается неплохо, начиная с мемов и заканчивая разными неофициальными модами к играм, которые их делали гораздо интереснее. Вспоминаю Horoes of M&M 3.5

Ну и далее стандартная ситуация - украл физическую книжку, скачал копию книжки. Против этого борются с помощью DRM. Не могу не процитировать фразу атвора, которая мне показалась супер натянутой:

В каком-то смысле DRM - это само по себе воровство. Для работы им нужно использовать некоторое количетсво ресурсов процессора. Они крадут рабочии циклы наших компьютеров, производя работу для компаний на наших компьютерах.

А ключ в замке забирает наши силы в пользу производителей ключей.

Но далее наблюдение верное. В виду акцента на открытости, все больше и больше вещей становятся бесплатными. А если что-то бесплатно, то сразу нужно понимать, что деньги зарабатываются в другом месте, скорее всего на пользователях или их данных.

  • Интернет - это про программирование. Учитесь программировать или программировать будут вас.

Можно спорить, насколько он прав, но понимать, как что-то работает, очень и очень полезно. Особенно когда цифровые технологии стали для нас основой взаимодействия, вместо полезного дополнения.

cat with many words

Бег по граблям

Программирование - ужасно увлекательное занятие, можно решать самые разные задачи, получать самые удивительные результаты. Но как и во всех делах в реальности решение прекрасных интересных задач занимает 20% времени, а все остальное - это разборки с тем, почему штука икс не работает, как надо. Самый хороший вариант - это когда ты упираешься в возможности системы и это решаешь. Чаллендж, или ты ее, или она тебя.

Но иногда огребаешь на ровном месте. Сегодня поставил андроид студию из официального, блин, источника. Шел шажок за шажком по туториалу, по сторонам не смотрел. И все-равно у этой скотины в какой-то момент просто перестал работать эмулятор без видимых на то причин. И вот, вместо решения интересной и увлекательной задачи, начинаешь нарезать круги в гугле и стековерфлоу, чтобы понять, что обозначает очередной загадочный стектрейс. Ах да, права не прописали, ах да, в убунте проявился такой баг в новой версии андроид студии. Ах да, просто какая-то адская борода из стектрейсов в логах по неизвестной причине. Программисты, помните. Каждый раз когда вы выпускаете на волю плохоотлаживаемое непрозрачное непонятное говно, где-то на земле очередной программист решает послать все к какой-то там матери и поехать жить в лес, как можно дальше от людей вообще и от таких программистов как вы в частности. Умирает ли при этом котенок?

cat with many words

Опять ною

Кажется, самый сложный проект, за который я в этом году брался - это телефон на андроиде. 6 месяцев у меня ушло на то, чтобы отключить в этой скотине все нотификации, со звуковыми оповещениями я еще не до конца справился. Беззвучный режим в паре с наушниками оказался не совсем беззвучным, а режим "не беспокоить" отключает звуки вообще, например, вместе с аудиокнигой, так что нужно выбирать - либо слушаешь тереньканье вотсаппа вместе с книгой, либо едешь и без того, и без другого (не уверен про оповещения вотсаппа). Я отключил звуки глобально, отключил звуки в каждом приложении, которые там тоже есть глобально, а еще и отдельно для групп, частных чатов и чего бы то ни было еще. Почти неделю я думал, что победил в битве, но сегодня вотсапп собрался с силами и выстрелил в меня совершенно новым звуком. Оказалось, что где-то там внутрях есть отдельная настройка звуков для давно непрочитанных оповещения, которая тихо ждала своего часа и не слушалась остальных.

cat with many words

Вторичность

На работе периодически обсуждаем зарплаты тут, зарплаты там, многим обидно, что зарплаты не как в долине. А что, совсем не дурно в Амстердаме получать 200к. Далее дискуссия заходит неизбежно в сторону того, что это сравнение теплого с мягким, а посмотри на уровень жизни, садики и отпуска и т.д. и т.п.

Для меня самая очевидная разница - технологическая. Сейчас есть две точки на Земле, откуда появляются технологические гиганты, которые действительно что-то приносят в мир - США и Китай. Говоря США, мы подрузамеваем силиконовую долину, ну и может быть Нью-Йорк. Говоря Китай, мы ничего особо не подразумеваем, потому что там нет настолько же разрекламированных мест. Условно, мы знаем про Шанхай и про Юго-восточное побережье. Но речь не о географии.

Допустим, вы - молодой и перспективный(ая) программист(ка) и ищете место на земле, где действительно делают что-то новое каждый день. Про долину и говорить нечего, из каждого гаража там смотрит Тесла, гугл, спейс икс, фейсбук, убер и еще миллионы их. Все эти разговоры, что американские корпорации узурпировали интернет, можно с тем же успехом переделать в утверждение, что калифорнийские корпорации узурпировали интернет, и на этом не остановились.

Может самый продвинутый проект по производству беспилотных машин находится где-то еще? Нет. Что бы вы не вспомнили, все там. Если вы разберете дистрибутив линукса и посмотрите на историю коммитов в самых важных проектах, внезапно окажется, что большинство их сделали американцы (в широком смысле этого слова).

Про Китай другой разговор. Их экосистема замкнута, не так часто видно проекты на гитхабе и т.д. Но с конца восьмидесятых там выросла куча технологических гигантов на все фронтах - Tencent, Huawei, Ali baba ну и далее по списку. И если раньше было смешно, то теперь у них четверть рынка смартфонов, сетевое оборудование и много чего другого. Так много его, что другие страны опасаются за свою безопасность.

Так вот, по тем или иным причинам, немножко есть, например, здесь. Да, куча языков, слышал. Ну и т.д. По моим личным наблюдениям есть еще менталитет, когда люди не готовы делать по-новому или по-другому, зато очень прилежно записывают за теми, кто сделал первым.

cat with many words

Из прочитанного. Выпуск 33, Постман

1) Technopoly, The surrender of culture to technology, Neil Postman

5 / 5

До этого читал его книгу про пропажу детства. В этой серии Нил анализирует воздействие технологии на цивилизацию, или, точнее, последний ее виток, когда технология оказывается первичной по отношению к остальными вещам. Сначала идет анализ, как все это получилось, параллельно развивается мысль про то, что это значит и какие у этого последствия. Я к отзыву подбирался довольно долго и в итоге начал перечитывать еще раз, чтобы проследить развитие мыли автора. Поехали.

Вопрос книги: как получилось так, что мы пришли к культуре, в которой технология первична, но не только. К культуре, в которой все остальное не имеет значение. Что это значит? Какие у этого последствия?

Итак, начинается все с отсылки к диалогам Сократа и Федром, где упоминается легенда про беседу бога Тота с египетским царем Тамусом, где первые предоставляет второму разные изобретения (счет, письмо и т.д.), а Тамус анлизирует каждое изобретение со стороны потенциальной пользы или вреда. Диалог важен несколькими моментами: первое, что у каждой технологии есть две стороны, она может быть использована как во благо, так в со злым умыслом, и, что важно, это чаще всего невозможно предугадать. А второе, это то, что некоторые технологии меняют смысл старых вещей, что гораздо более коварно, т.к. старые утверждения внезапно начинают иметь другой смысл. Как пример, письмо полностью меняет понятие мудрости интеллекта по сравнению с дописьменной эпохой. Кроме негативных эффектов, каждая технология характеизуется не только тем, что она дает (и что обычно рекламируется), но и тем, что она забирает, что прекращает свое существование после ее появления.

Далее, стоит отметить, что как правило все технологии приводят к наличию выигравших и проигравших от их появления, после чего меняется баланс сил, существовавший до этого. Тонкость в том, что чаще всего неизвестно, кто есть кто до того, как это собственно произойдет. Мало того, эффект от появления технологии может быть обратный тому, во что верил ее изобретатель, или вообще несвязанный с ним. Как пример, изобретение часов, которые были изобретены монахами для того, чтобы следить зи службами, но в итоге оказалось мощным механизмом, позволяющим синхронизировать деятельность людей, и ставшим одним из фундаментальных изобретений, сделавшего возможным появление массового производства. Или изобретение книгопечатного станка Гутенбергом, которое сделало возможным Реформацию, при том, что сам Гутенберг был яростным католиком.

Последний момент, который отмечается, что появление новой технологии полностью меняет мир, а не дополняет его. Например, появление письма - это не старый мир плюс письмо, это что-то полностью новое, где может не остаться места чему-то старому.

Постман предлагает разделить развитие культуры на три периода: период инструментов, период технократии и, собственно технополия. Далее, обсуждается, что каждый из них значит, и как они сменялись в западной истории (разговор про нее и про США, как единственную технополию на момент написания книги.

Что такое период инструментов (tool using culture)? Это период, когда технологии рассматриваются строго в призме решения каких-то прикладных задач, и они не пытаются подмять под себя остальные стороны жизни - традиции, религию, социальный уклад, политику. Как раз наоборот, все эти вещи и направляют развитие технологий. Есть христианство, которое объясняет, что хорошо, а что плохо, откуда пошел мир, и именно этим направляется жизнь людей. Прогресс не стоит на месте, открытия случаются, но они не стоят во главе угла. Это не значит, что технологии не могут поменять такое общество, вполне могут, но во главе угла стоит что-то другое, и технологию создаются в этих рамках. В Западной Европе конец этого периода обозначился изобретением нескольких вещей: механических часов, книгопечатания и телескопа, где последний отмечается как самый важный, потому что он подорвал авторитет христианства и его монополию на правду. Оказалось, что мир не вращается вокруг Земли, что это просто одна из кучи планет, и что божественной воли в этом всем все меньше и меньше, одна математика. Дальнейшее развитие науки привело к появлению двух сфер - религиозной и технической, у первой из которых сохранялось право на моральные истины, но любая другая истина была уже уделом науки. Это и была технократия.

Что такое технократия? Это период развития общества, когда есть постоянный запрос на новые изобретения, и они играют большую роль в обществе, но при этом сохраняется влияние традиций и религии, при этом они существуют параллельно друг другу. Ничья, грубо говоря. "В Америке 19го века все ещ есуществовал Святой Дух и концепция греха. Существовала еще гордость за свой регион, было еще возможно придерживаться традиционных семейных ценностей. Еще возможно было уважать традицию и придерживаться ритуалов. Еще было возможно верить в социальную ответственность и возможность индивидуальных действий. Еще было возможно верить в здравый смысл и мудрость стариков. Не просто, но это было возможно". Технократия была против этих ценностей, но еще не была способна полностью их уничтожить. Технократия сменилась технополией.

Что такое технополия? Автор дает несколько определений, я их, наверное, дальше упомяну, но если кратко, это период, в котором кроме технолгии не остается вообще ничего, и она развивается бесконтрольно. По словам автора в штатах технополия появилась в начале 20го века с началом применения научного менеджмента по Тейлору (Taylor - scientific management). Именно тогда определились первые принципы технополии: главная и единственная цель труда и мысли - эффективность. Технический расчет всегда первичен по отношение к человеческому мнению. Человеческому суждению вообще нельзя доверять, т.к. оно субъективно, ненужно усложнено и т.д. Если что-то нельзя измерить, то этого либо нет, либо в нем нет ценности. В технополии и отличие от технократии именно технологии первичны, и от них расходятся волны, изменяющие жизнь людей, а не наоборот.

Далее идет разбор причин, способствовавших развитию технополии.

Первая причина - это неограниченный рост количества информации. Тезис автора - бесконтрольная информация опасна, ее безграничное количество приводит к тому, что сложно придерживаться какой-то теории или убеждений, их всегда можно подорвать. Всю человеческую историю в культуре естественным образом появлялись механизмы, позволявшие людям информацию фильтровать. Контроль осуществлялся все также - традиции, религия, семья. Речь идет не о цензуре, а скорее о том, чему придавать значение. Есть десять заповедей, по ним надо жить, все остальное от лукавого. Появление книгопечатания привело к информационному взрыву, для сдерживания которого появилась школа в современном понимании.

По мере дальнейшего роста количества информации технократической культуре пришлось придумывать новый механизмы контроля, в результате чего появилось такое явление, как форма, бланк. Сложно о ней думать, как о технологии, но автора обозначает ее как еще одно средство контроля за информацией. Как это происходит? Форма априори ограничивает количество собираемой информации и ее стандартизирует, вынося за скобки все нюансы жизни людей, ну и самих людей. Следом появились люди, которые оперируют исключительно с формами, и их интересует только эффективность обработки информации, а не реальные люди и их судьба. Постман приводит в пример одного из нацистов, который в Нюрнберге утверждал, что он к нацизму отношения не имел, его задача была исключительно эффективно перевозить людей из точки А в точку Б. Очень напоминает современную IT тусовку, в которой люди пишут вебсервисы (и все!), которые по совместительству оказываются онлайн-казино, порносайтами, ну или социальными сетями, но это их никак не волнует, т.к. они ж просто сервис поддерживают.

Технополия - это состояние культуры, в которой технология занимает настолько главенствующее место, что культура ищет любые решения через технологию и подчиняется любой технологии.

Далее автор в двух главах описывает примеры, в которых технологии привели к последствиям, которые невозможно было предвидеть, и эффект которых усилился в технополии. Сначала он проходится по американской медицине. Что не так? В штатах выписывают лекарств, проводят исследований, делают операций в разы больше, чем, например в Европе. Т.е. часто делают тогда, когда в этом нет необходимости. Почему так? Начало рассказа начинается с изобретения стетоскопа. Это был превый инструмент, который встал между врачом и пациентом, до этого врач должен был слушать больного и делать на этом выводы. После стетоскопа сведения аппаратуры стали важнее того, что говорит человек вплоть до того, что эти сведения могут отбрасываться, если показания пациента противоречили показаниям исследований. Кроме того впервые возникли специалисты, которые работали в медицине, не видя, собственно, пациентов - радиологи и прочие специалисты, которые исключительно анализировали показания аппаратуры. Как и с прочим технология встала на первое место и постепенно вытеснила все остальное. Мало того, пациенты сами теперь требуют дополнительных обследований, потому что в их сознании врач не квалифицирован, если он не нашел техническое средство решения проблемы.

Второе изобретение - это компьютер. От этой главы у меня осталось меньше воспоминаний, но и тут фокус на том, что из средства вычесления компьютор стал вещью в себе, постепенно люди начали придавать технике человеческие черты (компьютер думает, компьютер поразил вирус и т.д.), а после этого черты компьютеров начали переносить на людей, механизировать их поведние.

Далее автор говорит, что не все технологии можно пощупать, и это важно понимать, потому что они совсем не безобидны. Один из примеров - это опросы. Казалось бы, нейтральная штука, но любой опрос оказывается так или иначе заряжен и влияет на ответы, потому что об одной и той же вещи можно спросить по-разному и получить совсем разные данные. В качестве примера атвор приводит байку, когда один спросил священника можно ли курить, когда молишься, а второй - можно ли молиться, когда куришь. На первый вопрос ответ был нет, потому что молитве нужно отдавать все внимание, а на второй - что да, потому что хорошо молиться, когда есть такая возможность.

Другие технологии, которые автор упоминает - это оценки в школе, которые внезапно дают возможность измерять знания, или iq тесты, которые внезапно дают возможность мерять интеллект человека одной цифрой, или тот же научный менеджмент, который отбрасывает мысли конкретных людей в угоду эффективности производственного процесса.

Еще одним последствием технополии атвор считает развитие саентизма (scientism), куда автор относит все наукоподобное, что наукой по его мнению не является, и сюда он прежде всего относит разные исследования об обществе - психологию, социологию и прочие. Почему это не наука? Автор говорит, что наука определяется научным подходом - ставится теория, для каждой научной теории можно провести эксперимент, и если он подтвердит противоречие с ней, то это теорию инвалидирует, и ее можно дальше не рассматривать. В социологии и психологии такого не происходит. Даже если есть теория, даже если есть случаи ее опровержения, она все-равно остается. Либо если проводится эксперимент, то он подтверждает что-то, что давно было известно из традиции или здравого смысла. В качестве примера он приводит эксперимент Милгрэма, в котором людей просили бить током невидимого испытуемого в случае неправильного ответа. Часть людей велось, на чем был сделан вывод, что люди склонны поддаваться влиянию авторитета, даже если это противоречит их суждениям. Вроде все честно, но как пишет автор, это не научный эксперимент. Хотя бы потому, что условия воссозданы искуственно, а не наблюдялись в живой природе. Хотя бы потому, что треть испутуемых послало исследователей лесом, и эффект мог быть еще больше, если бы перед экспериментом им дали бы почитать про немецкие конц. лагеря. Особенно интересно было про это читать, зная последние откровения про то, что вообще говоря с экспериментом мухлевали, а книга написана в начале 90х, так что автор критиковал не зря. Сюда же автор приписывает самых разных экспертов по всему.

Почему саентизм пустил корни? Автор утверждает, что с упадком религии людям все-равно нужен был кто-то, кто бы отвечал на извечные вопросы бытия - в чем смысл жизни? Как жить хорошо? А так как в технополии кроме технологии ничего нет, то даже человеческие отношения пришлось обернуть оболочкой научности.

Далее разговор идет про символы в период технополии. Есть символы, которые очень сильны - Иисус Христос, статуя Свободы, флаг. Особенность символа в том, хотя его можно применять часто, постоянное его использование ослобляет символ, тривиализирует его. Слово, повторенное тысячу раз, теряет свою силу, образ растиражированный миллионами копий затирается. И это даже не кощунство, потому что в этом случае сила символа признается, это просто тривиализация и игнорирование. Когда слово инновация, согласие свобода применяется в любом контексте, даже при рекламе трусов, от символа ничего не остается. При чем тут технополия? Он по природе своей враждебна любым символам, потому что они могут быть преградой к развитию технологии, а это должно происходит несмотря ни на что.

В заключение автор осторожно предлагает свое видение борьбы с технополией. Если кратко, то она состоит из трех вещей:

  • Любой предмет в школе должен не только учить чему-то, но и обязательно давать исторический контекст, последствия изобретения и т.д.
  • Детей нужно приобщать в классической литературе и искусству западной цивилизаци. Автор сразу оговаривается, что детям это особо не понравится, но что делать.
  • В школах нужно вернуть религиозное образование, но не об одной конкретной религии, а о разных религиях и течениях вообще, чтобы дети видели, к чему и когда стремились люди.
  • В школах нужно ввести семантику. Детей нужно учить, что слова это не просто слова, каждое утверждение несет также идеологическую нагрузку и это нужно видеть.
  • В качестве морального ориентира у детей должен быть, не просто технический прогресс, а он в контексте гуманизма.

Рещультатом этого всего должны получаться люди, которые видят вещи в историческом контексте (что не происходит в технополии) и которые смотрят на мир критически и могут проактивно реагировать на изменения в мире, а также уметь задавать вопрос почему - почему именно так надо делать, зачем нужно бороться за эффективность в данной конкретной области, есть ли вы этом смысл.

Нил Постман - крутой. Вся книга - это набор огромного количества наблюдений, которые он еще и умудряется связать в логическую цепочку. К книге можно относиться по-разному. Я постоянно задавал себе вопрос, что та эпоха, в которую появилась технополия, совпала с огромным количеством улучшение в жизни людей. Да, есть третий мир, где все плохо, но он про это и не говорит, его фокус на штатах. И довольно странно думать про старые добрые времена, когда, вообще говоря жить было сложнее, продолжительность жизни была меньше и бедствий хватало. Автор, кстати, это все упоминает, но не не акцентируется, потому что смысл книги в другом - показать, что раньше в жизни людей был стержень в виде религии и традиций, который наполнял их жизнь смыслом, что есть связь времен, которая имеет значение, и ее важно не забывать.

Еще один момент - так как книга написана 30 лет назад, то можно про себя просдледить тенденции, которые отметил автор тогда. Например современные приложения типа тиндера, которые механизируют проблему человеческих отношений.

cat with many words

Из прочитанного. Выпуск 16.

1) Met hartelijke groente, Vinnie Ko

3 / 5

Не очень сложная, но вполне настоящая книжка на голландкском про корейца, который приехал учиться в Гронинген и влюбился в Нидерланды. Если бы мне сказали, что это просто перепечатка блога, я бы поверил сразу. Главы мелкие, буквально на пару страниц, между собой практически не связаны. Местами скучновато, местами вполне себе интересно, особенно когда автор разбирает очередной нюанс языка. Или очередную смешную ситуацию, в которую он попал. Читая, я завидывал черной завистью тому, что он в общаге жил с голландцами. Не то, чтобы я любил общагу, но очень круто иметь под рукой голландцев, которые с тобой говорят по-голландски.

2) The Innovator's Dilemma: When New Technologies Cause Great Firms to Fail (Management of Innovation and Change), Clayton M. Christensen

5 / 5

Есть такая категория книжек - книги одной мысли, чаще всего встречаются среди произведений про менеджмент, продуктивность или что-то по экономической теме. Объединяет их общая канва - у автора есть мысль, которую он хочет доказать или продать, есть несколько примеров, которые эту мысль подтверждают. Самое смешное, что порой и первое и второе раскрывается уже во вступлении, и следующие 300 - 500 страниц можно просто не читать. Самое удивительное, что подобные книги иногда могут считаться классикой в своей области.

Эта книга - шедевр в этом жанре. Шедевр в хорошем смысле, т.к. автор высказывает мысль, которая имеет смысл, а доказательная база полнее.

Суть в следующем: автор задается вопросом: как же так происходит, что хорошо отлаженые компании с отличным менеджментом периодически банкротятся, будучи успешными всего пару лет до этого?

Ответ: Именно потому, что процессы хорошо отлажена, а у руля стоят отличные менеджеры.

Хорошо отлажена в смысле, что компания прикладывает силы, чтобы давать продукт, нужный рынку, слушает клиентов и т.д. Вроде выглядит логично, проблем не видно. Но.

Автор разделяет все технологии на две категории: эволюционные и революционные. Эволюционные - это те, которые нужны уже существующим клиентам и вписываются в рынок. Революционные - это те, с которыми непонятно что делать и кому продавать. Вот тут начинается интересное. Автор утверждает, что часто бывает так, что эволюционные технологии бывают дорогими в освоении, наукоемкими и т.д., а революционные технологии часто делаются на уже существующей базе и могут теоретически быть воспроизведены любой из сущетсвующих компаний лидеров. Так вот, компании в целом успешно справляются с эволюционными технологиями и спотыкаются на революционных. Как же так?

Все дело в том, говорит автор, что работа любой компании формируется ее клиентами, их требованиями и отношениями с ними, каждая компания под них оптимизируется, что значит, что ей подходит определенная маржинальность и объем рынка. Революционные технологии часто по началу не имеют никакого рынка (т.к. непонятно, что с ними вообще делать), более низкую маржинальность и не подходят сущетсвующим клиентами. На первый взгляд ничего опасного, но штука в том, говорит автор, что компании в погоне за клиентом часто перепрыгивают требования рынка и начинают игнорировать наименее выгодные бюджетные области. Тем временем революционные технологии постепенно развиваются и достигают того уровня, когда они всем этим клиентам начинают подходить. И тут в компаний-лидеров начинает гореть земля под ногами, т.к. компании с революционными технологиями заведомо работают в другом темпе и могут оставаться прибыльными даже при своей низкой марже, что невозможно для больших компаний.

Мало того, если для новых компании все это означает движение вверх по рынку и прибыли все больше и больше, то для существующих компаний борьба идет там, где им это наименее выгодно, пока не оказывается, что весь их рынок сожран, и остается только банкротиться.

Раз механизм ясен, то почему же большие компании не сопротивляются? Сопротивляются, но силы природы сильнее.

Во-первых и в главных, в хороших компаниях сотрудники думают своей головой о благе компании и поэтому автоматом выбирают те задачи и проекты, которые уже приносят отличную прибыль, а не какие-то там странные идеи без рынка сбыта.

Во-вторых, средний менеджмент отвечает своей карьерой за успех проектов, которые они ведут, и никому не хочется вести странный и скорее всего не очень выгодный проект к провалу.

В результате образуется своеобразная пробка, которая мешает движению с обеих сторон. Если рядовые инженеры придумали крутую новую штуку, то она может просто- напросто не доехать до топ-менеджмента, т.к. средний менеджмент ее отфильтрует (и правильно - нет рынка, маржа мелкая). Если топы увидели хорошую возможность и дали указание, то без пристального ежесекундного надзора сама структура и идеология компании будет сопротивляться ее реализации, класть ее на полку и переключаться на сущетсвующие проекты.

Как результат, компания теряет время, а компании-убийцы часто основывают те самые инженеры, которые не смогли протолкнуть свою идею в самой компании.

Автор говорит нам неочевидный факт, что для новых технологий время играет разную роль. Если технология эволюционная - то время терпит и нет большого преимущества в том, чтобы быть первым. Мало того, даже конкретный топ-менеджер во главе не так важен при условии, что процессы отлажены. А вот для революционных технологий все ровно на оборот - критичны лидерство и первенство на рынке.

Другой интересный факт, что те самые компании, которые сожрали рынок у предыдущих, часто закономерно идут под нож следующей волны компаний.

Третий факт - подобное происходит именно с хорошими компаниями. Те, которых гробит своими руками менеджмент, умирают от этих причин.

Как же с этим бороться? Вариант, который автор считает жизнеспособным - компания должна создавать отдельную сущность (в смысле разделения финансовых потоков) таким образом и такого размера, чтобы ей мог быть интересен новый рынок и впрягаться в гонку революционной технологии там. Если попрет, то через какое-то время можно прибить захиревшую головную компанию и сделать новую компанию основной.

Вот и все, в книге это подробнее и с примерами по кругу.

Пока читал, ловил себя на мысли, насколько все описанное логично и очевидно, если об этом подумать так, как это сделал автор, хотя и следует учесть несовершенность нашего мира. Например, сейчас большие корпорации владеют достаточным количеством патентов, чтобы задушить многих новичков или отжать у них бизнес, ну или топы многих компаний точно читали эту книжку, и поэтому мы видим, что гугл и фейсбук покупают разные неочевидные компании.

cat with many words

Фид

Сделал то, чего не делал уже лет пять, не меньше - решился почитать френдленту. Два дня решался. Страница /feed понравилась, хотя виджеты и бесполезные. Из того, что стало очевидно - из всех френдов в ленте активно было несколько сообществ (отписался за нерелевантностью сейчас) и не больше пяти человек френдов (отписался от людей с большим соотношением сигнал/шум).

Дико не хватает какого-то способа найти интересные мне блоги - время идет, технологии умнеют, и я сейчас ну прямо совсем не готов тратить время на то, чтобы изучать френдов френдов и искать среди них те блоги, которые мне интересны.

Еще из интересного - там же появилась кнопка с хит-парадом rss-подписок, в котором верхушку плотно оккупировали западные сайты. Что-то это да значит. Скорее всего то, что не все американцы забыли про уютную, вполне себе пишут и как следует креативят.

Сильно долго чиать ленту не получилось, т.к. все посты раньше первого февраля мне уже не видны:
cat with many words

Selft replicating machines

Буквально вчера интернеты принесли интересную ссылку про автоматическую эволюцию роботов. Суть в том, что есть мастер-робот, который может сооружить других роботов, руководствуясь набором параметров. То, что получается на выходе, анализируется относительно критерия успеха, а потом все роботы разбираются, из них выбираются наборы параметров победителей, которые идут в следующую серию совместно с мутациями этих победителей - наборы параметров смешиваются, либо к ним добавляются или от них удаляются отдельные параметры. И так раз за разом. Пока все это игрушки, но идея отличная.

Как-то раньше я думал о другой идее - роботе, который может воспроизвести сам себя. Если посмотреть википедию, к этому вопросу часто подходили глобально - чтобы робот мог чуть ли не из руды сам себя собрать, но мне казалось, что можно и гораздо меньше масштаб выбрать. Чтобы робот мог из набора деталей сам себя собрать, ну или себе что-то починить. Можно представить рекурсию даже, что есть роботы разного уровня, кто-то занимается пересборкой себя на уровне небольших деталей, а кто-то пересобирает себя уже через них.

К чему я это вспомнил, мне кажется, что эти две идеи можно соединить во что-то очень могучее. Робот будет анализировать свою производительность и сравнивать с производительностью других похожих роботов, а дальше - делать модифицированную копию себя, немножко лучшего, и так по кругу.
cat with many words

Про роботов и космонавтов

За прошедшею неделю побывал на трех мероприятиях, два из которых относились к робототехнике, третье было про космос.

В субботу в Крокус-Экспо проходил "Робофест-2013". Основная установка фестиваля была на детей, и по моему мнению фестиваль с этой задачей справился на твердую пятёрку. Со всей страны съехались школьные и студенческие команды со своими
роботами и начали друг с другом соревноваться. Соревнования были разные как по сложности, так и по правилам, где-то роботом можно было управлять удаленно, где-то он должен был запрограммирован заранее, и должен был гулять на автомате. Главное, что меня зацепило - это атмосфера всеобщего интереса. Все люди, которые там оказались, сделали это не случайно, и поэтому проблем с настроением или мотивацией ни у кого не было, не замечен был и яростный дух соперничества. Скорее каждая команда переживала, чтобы ее робот до конца выполнил поставленную задачу. Отдельно хочу сказать про организаторов, вернее про то, что мероприятие явно проводилось не для галочки и этим самым отравлено не было.

В воскресение проходила конференция по робототехнике в Сколково. В десять утра от Бородинской панорамы должны были стартовать три автобуса и увезти всех желающих, но когда я приехал, оказалось, что автобусы уже укатили забитые, при этом народу осталось еще на три автобуса. Что еще неприятнее, оставшихся могли забрать только уехавшие автобусы, и сделать они это могли только через чам. К удивлению моему, никто даже не даже и не думал расходиться, и это мне понравилось не меньше, чем в субботу. Особых бонусов кроме тематики конференция не предполагала, место (Сколково) в транспортном отношении неудобно максимально, поэтому все люди находились здесь из-за своего интереса. Несомненно можно вычесть всех тех, кого заставили, или кто ехал на конференцию работать, но их было очевидно немного. Много было тех, кто
в субботу бегал по Робофесту. Само Сколково удивило, в данный момент готово одно здание гиперкуба, которое представляет собой собственно большой бетонный куб, оборудованный прежде всего для проведения каких-то конференций и встреч. Помещения для резидентов обещают позже. Тематика конференции отличалась, так как сюда привезли уже взрослых людей и крупных специалистов из разных институтов и организаций уровня Роскосмоса, в дополнение было несколько приглашенных звезд робототехники из-за границы. Обсуждали
то, чем робототехника является сейчас, чем она будет в будущем, доволнительно обсуждали тематику конкурса по робототехнике, который будет весной запущен под эгидой Сколково. С состоянием робототехники, а точнее автономных роботов, все просто - какие-то специфичные вещи можно выполнять эффективно (см. робот-пылесос), сложные вещи или вещи общего назначения выполнять сложно, и поэтому человекоподобные роботы сейчас умеют самый минимум - базовое передвижение, простое распознавание образов, не более. Самые крутые достижения - это Google self-driving car и разработки Boston dynamics, про них упомянул практически каждый. Вопрос с конкурсом сложный, т.к. во-первых трудно задать сложную тематику, т.к. это в свою очередь требует серьезных инвестиций в разработку, и команды нужно финансировать еще на этапе создания прототипов, иначе количество участников резко упадет. Второй вопрос заключается в том, что со сборкой железа есть большие трудности - осталось очень мало грамотных специалистов (см. сварщик, токарь), которые могли бы изготавливать детали с нужным качеством, кроме того большинство комплектующих идут из Китая, и поэтому все разработки будут без элементной основы отечественного образца, что очевидно плохо, если думть о развитии именно отечественной робототехники, а не китайской. Опять порадовался тому, что основной состав сюда приехал именно решать вопрос, а не по каким-то другим причинам.

В среду ходил на лекцию космонавта Волкова в культурный центр ЗИЛ. Скажу сразу, что культурный цетнр ЗИЛ - это шок для любого циника-скептика, потому что отреставрировали его отлично и превратили в огромный центр досуга доступный всем - и детям и взрослым. Кроме сотни различных секций и кружков, там можно просто с интересом провести время, т.к. готовят общественный центр, а каждом холле расположены столы, и можно прийти и позаниматься своими делами. Пока я гулял по этажам, натолкнулся на бесчисленные танцевальные, хоровые и прочие всякие-разные группы, потом попал в лекторий. Пришел космонавт Волков и начал рассказывать, как оно там, на орбите. Рассказывал с энтузиазмом, интересом и горящими глазами. Думаю, что все дети в большинство взрослых в этот момент захотели стать космонавтами.

Жду подробностей, кто сколько распилил, ну, или о том, что я нашел чрезвычайно редкие жемчужины в океане российской действительности.