can3p (can3p) wrote,
can3p
can3p

Categories:

Из прочитанного. Выпуск 59

1) Prisoners of geography: ten maps that tell you everything you need about global politics, Tim Marshall

5 / 5

Мне очень понравилась, с поправкой на то, что я больше обращал внимание на собственно географию, чем на остроумные описания исторических событий. Действительно полезно ознакомиться, чтобы быстро выяснить, из-за чего важен Ормузскй пролив и Сингапур, из-за чего началась движуха вокруг Антарктики и многое другое. Автор прошелся по каждому географическому региону (ну, за исключением Австралии с Индонезией), и дал свой анализ того, почему там все так, как оно есть и происходит постоянная, порой вековая возня между одними и теми же странами.

Например, размер России он объясняет тем, что Московское государство образовалось в центре огромной равнины, и расширение во все стороны было в том числе единственной стратегией обороны, которая сработала как в 1812 году, так и в 1941м. Фактически, по его словам, Российская империя расширялась, пока не достигла естественных ограничений либо наиболее удачных оборонных рубежей по всем направлениям. Последнее - это про Польшу, т.к. именно по ее территории проходит равнинный отрезок с минимальным расстоянием между горами на юге и Балтийским морем на севере.

Также он анализирует каждый регион (или страну, как в случае с США) и обозначает естественные плюсы и минусы географии, которые помимо всего прочего помогли развитию региона.

У России были судоходные реки, но не было сначала никакого порта вообще, потом никакого теплого порта (до сих пор). В европейской части России выход по всем направлениям может быть заблокирован либо Данией либо Турцией. Отсюда, намекает он, постоянные попытки эту проблему решить - когда-то предположительно через войну в Афганистане, теперь с помощью участия в Сирийской войне. Мурманск он рассматривает ограниченно, т.к. он далеко, и для того, чтобы пройти, надо все-равно пройти участок между Британией, Исландией и Гренландией, которые тоже потенциально блокируются.

У Китая похожие проблемы, т.к. в его случае Восточно-Китайское море окаймлено грядой островов с потенциальными врагами, а выход к основному рынку сбыта происходит через Сингапур, что тоже потенциально проблематично. Именно для решения этой проблемы спускаются огромные суммы на новый шелковый путь или, как указано в книге, на транспортный корридор через Пакистан и его же порт Гвадар.

В других регионах кроме географических факторов автор указывает также на колониальное прошлое, когда европейцы по не знанию и/или по злому умыслу переделили территории так, как они никогда раньше исторически не делилилсь. Что раньше Ливан и Сирия были единой территорией, в африканских странах большинство гражданских войн шло по племенному признаку, т.к. несвязанные народы внезапно оказывались в единых государственных рамках, а в Пакестане есть территории племен, которые предпочитают не замечать существование границы между Пакистаном и Афганистаном.

Я не уверен в фактической точности, но то, что книга добавила осмысленности происходящему в новостях - это точно.

2) Empires of the word: A Language history of the word, Nicholas Ostler

4 / 5

Монументальный труд, надо сказать. Не пять из пяти только потому, что местами было довольно нудно и сложно было продраться дальше.

Автор задается вопросом - почему одни языки становятся мировыми и распространяются, а другие не оставляют никакого следа?

Он начинает с утверждения, что, мол, языки сильных держав и занимают доминирующее положение. Дальше идет долгий и кропотливый анализ языков от Шумера до современности. Когда я читал первые главы, меня не отпускало ощущение, насколько же стар мир. Реально, уже три тысячи лет назад Шумер существовал уже тыщу, и еще долго никого на горизонте не появлялось.

Из книги можно узнать, в частности, что торговля чаще всего не была способом широкого распространения языка. Финикийцы торговали по всему средиземноморью, но их язык осел только в районе Карфагена, не оставив следа (кроме азбуки) нигде больше. Такая же судьба была у португальского, который на две сотни лет стал лнгвой-франкой в Индийском океане, чтобы потом исчезнуть без следа.

Еще можно узнать, что завоевание не всегда позволяло распространить язык. После походов Александра Македонского значительная часть востока стала говорить на греческом, но он все же оставался языком знати и испарился без следа по мере развала соответствующих государств. Или что нашествия германских племен на Западную Римскую Империю не оставили вообще никакого следа с точки зрения лингвистики - ни во Франции, ни в Италии, ни в Испании, зато оставил след в Великобритании, что могло быть связано с тем, что большая часть населения как раз в тот момент была выкошена эпидемией чумы, и просто не в чем было растворяться.

Что не всегда завоеватели приносили с собой свой язык или свой язык сохраняли. Норманы захватили кусок Франции и потеряли свой родной язык, после чего захватили часть Англии и в течении пары столетий потеряли и Французский. Великие Моголы захватили часть Индии, но официальным языком сделали персидский. Голландцы захватили Индонезию, но в итоге для управления использовали язык, который сейчас зовут индонезийским.

Что иногда расселение людей помогало распространению языка, а иногда нет. Например, в случаей с Аккадской империей произошло вытеснение аккадского языка арамейским. Почему? Да потому что арамейцев было много, а в Аккадской империи существовала практика переселения завоеванных народов в другую чатсь империи. С годами они просто распылили арамейцев по своей территории, для арамейского языка начали использовать азбуку (в случае с аккадским была клинопись), и на арамейском стало со временем проще и выгодней общаться. В случае с колониями получалось наоборот, потому что рабов перевозили из самых разных мест в Африке, их не объединял общий язык, и единственным способом общаться было либо создать пиджин, что происходило, либо перенять язык новых хозяев, что очевидно происходило тоже. В случае штатов была другая тенденция - переселенцы принципиально ехали именно занимать земли и расселсяться, никаких планов мешаться с местными не имели, плодились, как кролики + постоянные новые завозы, отчего население язык не теряло, стремительно росло и вытесняло всех соседей. Так работало в зонах умеренного климата, где европейцы знали, как работать, и не работало в тропиках. Латынь распротранилась тоже в частности потому, что солдатам давали наделы в разных частях империи по окончанию службы.

Еще можно узнать, что дву или триязычие - это скорее норма, чем исключение в человеческой истории. В случае с Россией вспоминается только французский в 18-19 веках, но в другие периоды в в других метсах это тоже было сплошь и рядом. Тот же греческий был языком управления в азии и Египте с тысячу лет, что вообще не мешало обычному населению говорить на своих языках все это время.

Что языку часто помогает или мешает знакомая языковая среда. Автор делает предположение, что арабский быстро распространился по региону только в тех местах, где люди уже разговаривали на сходных языках. Если структура языка была другая, то успех был очень ограниченным - на востоке в Иране люди продолжили говорить на персидском, к югу от сахары на арабском тоже не говорят.

Что подаляющая разница в культурном уровне тоже имела решающее значение, см Китай. Что вообще говоря языковые школы - это тоже большая помощь, как на примере первых специальных языковых английских школ в Индии. В Индии английский язык еще прижился в частности потому, что региону не хватало своего общего языка для общения.

Английскому языку автор уделил знатный кусок в конце книги. Помимо истории он решил попробовать объяснить, почему англиский стал сейчас во главе угла. В частности потому что стал языком бизнеса в глобальном мире, и это еще наложилось на индустриализацию, в которой лидировала Британия, да еще и интернет, в котором все основные термины и открытия были англоязчные.

По другим ведущим языкам он тоже проходится, мне интереснее всего было почитать про русский, и, кажется, он довольно верно ухватил суть. Русский не распространялся целенаправленно, укоренился он там, куда отправляли на заселение значительное количество русского населения. С средней азии, несмотря на долгое присутствие, язык особо не укрепился, и сейчас во всех национальных республиках форсируется свой язык. Отдельной проблемой является отсутствие престижа русского языка. Зачем его учить сейчас, если можно учить английский и быть частью глобального мира? См. Русская идея, которую даже своим не предложат.

Очень интересно в книге наблюдать за историческими масштабами, где, словно искра, мелькают двухсотлетние периоды, и даже тысяча лет - это не так уж и много. Не так как с иторией Земли, когда даже после самой лютой катастрофы за какой-то миллиард лет все снова становится хорошо, но тоже впечатляет.

В общем все, было интересно. И да, штаны придумали кельты!

Tags: из прочитанного
Subscribe

  • Из прочитанного. Выпуск 60

    Добавлю новый тег, т.к. какое-то количество книг я добавил себе в список на прочтение после прослушивания подкастов Юзефоыич на медузе. 1) Midnight…

  • Ссылки и указатели

    Наткнулся на один осмысленный пример применения ссылок вместо указателей. TLDR: указатели могут быть пустыми, а ссылки - нет. Так что ссылка в…

  • Субботник

    Ну или не совсем. Каждый год раздражаюсь, но в этом просто решил принять как факт. Каждый сентябрь в Амстердаме - это месяц раскопок. В промышленном…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments